Каменные плиты с изображением охоты на львов украшали стены царского дворца, раскопанного в середине XIX века сэром Генри Лейардом. Датируются рельефы серединой. Царская Охота на львов Ашшурбанипала изображена на знаменитой группе ассирийских дворцовых рельефов из Северного дворца Ниневии, которые сейчас выставлены в. Королевская охота на львов в Ашшурбанипале изображена на знаменитой группе ассирийских дворцовых рельефов из Северного дворца Ниневии, которые сейчас.
охота на львов рельеф дворец ашшурбанипала
Главная >> Охота на львов

Ашшурбанапал

Рельеф с изображением охоты на льва в Ашшурбанипале, Британский музей Рельеф с Ашшурбанипалом убийством льва, ок. – гг. а охотники отбиваются от льва за . Они показывают формализованную ритуальную «охоту» царя Ашшурбанипала (годы правления - ок. / до н.э.) на арене, где захваченных азиатских львов .

Военными и дипломатическими средствами пытался сохранить и приумножить огромную Ассирийскую державу. Ашшурбанапал был хорошим администратором и ловким дипломатом, не брезговавшим для достижения политических целей любыми интригами и даже убийствами. Характеру Ашшурбанапала были присущи злобная жестокость, стремление не только победить противника, но и максимально его унизить.

Вместе с тем, он, будучи единственным ассирийским императором, владевшим клинописью и умевшим читать на шумерском и аккадском языках, собрал крупнейшую библиотеку своего времени. Из царской переписки известно, что Ашшурбанапал был слаб здоровьем или, по крайней мере, чрезвычайно мнителен.

Вопреки утверждениям его анналов , он почти никогда не принимал личного участия в военных походах. Несмотря на большую важность Ашшурбанапала для историков, хронология его правления остаётся проблематичной [3]. Это связано с малым числом источников и нехронологическим изложением событий в «хрониках» [4] , где военные кампании группированы зачастую по географическим признакам [5].

Данная статья придерживается хронологии, использованной в классической работе Грейсона [6] , где событиям из хроник соответствуют метки например, Egypt 1 для первой египетской кампании, которую невозможно датировать с надёжностью [7]. Грейсон также разделяет события на «твёрдые даты» в приложении А, даты, отсчитываемые от начала царствия, описанного в приложении В и т.

Ашшурбанапал был, видимо, любимцем отца и бабушки, уроженки Сирии , жены Синаххериба и матери Асархаддона , энергичной и властной Накии по-арамейски «Чистая», в аккадском переводе — Закуту. Ещё при жизни Асархаддон назначил Ашшурбанипала наследником ассирийского престола, а Шамаш-шум-укина , другого своего сына от жены — уроженки Вавилона , поставил царём Вавилона.

Ашшурбанапал нигде не подчёркивает, что он является старшим. Если бы это было так, то он не преминул бы на это опереться, ибо существующее ассирийское законодательство обосновывало преимущественные права на наследство именно старшего из сыновей.

Шамаш-шум-укин нигде не воздаёт брату почестей за его старшинство, но употребляет термин аху талиму , что значит «брат-близнец» или «брат равный». Точно такой же термин употребляет и Ашшурбанапал в своих надписях. Скорее всего, они не имели друг перед другом возрастных преимуществ, и вопрос престолонаследия решался отчасти влиянием их матерей на отца, а главным образом проассирийской и провавилонской партиями.

После смерти Асархаддона бабушка Ашшурбанапала Закуту решительно взялась за приведение населения к присяге молодому царю. Особое внимание было обращено на приведение к присяге Шамаш-шум-укина , которого предполагали сделать не царём Вавилона, а лишь подданным ассирийского царя.

По Вавилонии прокатилась волна протестов, но вавилонян силой заставили присягнуть царю Ассирии. Но всё же Ашшурбанапалу пришлось отступить перед оппозицией. Всю зиму и весну [8] г. Ашшурбанапал колебался, он запрашивал оракула бога Шамаша : «должен ли Шамаш-шум-укин взять руку великого господина бога Мардука в городе» , «следует ли вернуть бога Мардука из Ашшура в Вавилон ».

В обоих случаях оракул дал утвердительный ответ. В месяце айару апрель—май Ашшурбанапал решил, наконец, выполнить отцовскую волю и назначил Шамаш-шум-укина царём Вавилона, в связи с чем в Вавилон была возвращена статуя бога Мардука, находившаяся в Ассирии с г. Хотя южные города Урук , Ур , Эриду и другие входили формально в царство Шамаш-шум-укина, на самом деле Ашшурбанапал держал там свои воинские силы и, по-видимому, полностью распоряжался в них.

В первое время отношения между Ассирией и Вавилонией носили мирный характер. Ашшурбанапал, вероятно, помог Шамаш-шум-укину в формировании войска. Ещё при отце Ашшурбанапала Асархаддоне в Египте вспыхнуло восстание. Союзниками египетско-кушитского фараона Тахарки выступили финикийские и филистимские города, государств на территории, впоследствии известной, как Палестины Иудея , Эдом , Моав , Аммон , а также города Кипра.

Ашшурбанапал в г. На границе Египта, у Карбаниты, войско Тахарки было разбито, а сам он бежал в Фивы. Бекеннефи и другие цари были разбиты, и покорены. Некоторые из них были пленены и уведены в Ниневию. Усилившись войсками мелких владетелей, ассирийцы двинулись на Фивы и через 40 дней после вступления в Египет взяли этот город.

Тахарка бежал в Куш. Правитель Фив Мантиманхе егип. Монтуэмхет покорился ассирийцам и уплатил дань. Пытаясь сохранить Египет под своей властью, Ашшурбанапал прибегнул к политике «разделяй и властвуй». Из пленных вождей лишь Нехо и его сын Псамметих были отмечены милостью Ашшурбанапала — награждены богатыми дарами и возвращены на царствование в Египет.

Причём Псамметих даже получил ассирийское имя Набу-шезиб-анни « Набу спаси меня» и был назначен вместо Бекеннефи правителем Атрибиса, который был переименован в Лимир-патеси-Ашшур «Да, сияет наместник Ашшура». Однако Нехо лишился Мемфиса , и этот город стал главной ассирийской крепостью на египетской территории.

Гелиополь , вероятно, тоже управлялся ассирийской администрацией, так как ни город, ни его царь не упоминаются в списке правителей Египта в летописи Ашшурбанапала. С юго-восточным соседом — Эламом — Ашшурбанапал первоначально находился в хороших отношениях.

По словам Ашшурбанапала, когда Элам постигла засуха, ассирийский царь направил туда из своих личных запасов зерно для голодающих. Кроме того, он дал кров бежавшим от голода эламитам и оказал им всяческую помощь. Эти эламиты жили в Ассирии до тех пор, пока в Эламе не созрел хороший урожай, после чего Ашшурбанапал отпустил их с миром на родину.

Однако царь Элама Уртаки , которого беспокоило усиление Ассирии, не особенно верил в прочность ассиро-эламской дружбы, а, кроме того, не желал отказываться от своих давних притязаний относительно Вавилонии. Так или иначе, но Уртаки нарушил мир.

В г. Положение осложнялось тем, что ассирийская армия в это время находилась на западных границах империи. Шамаш-шум-укин послал гонца к брату с просьбой о помощи. Ашшурбанапал двинул войска в Месопотамию.

Узнав об этом, Уртаки и мятежные князья сняли осаду Вавилона и начали отступление к границе Элама. Ассирийцы догнали их на границе и нанесли им поражение. Победа ассирийцев не была решающей и, в принципе, война года не принесла существенных результатов ни той, ни другой стороне, однако в том же году Уртаки и предводители восставших «внезапно» умерли.

Видимо, они были устранены с помощью ассирийской секретной службы. Новый эламский царь Те-Умман после смерти Уртаки решил убить трёх его сыновей и двух племянников, но в году до н. Ашшурбанапал, справедливо полагая, что они могут ему в дальнейшем пригодиться, тепло принял беглецов и разрешил остаться в Ассирии.

Царь далекого Лидийского царства Гигес ассир. Гига признал власть ассирийского царя, и около года до н. В качестве подарка Гигес послал Ашшурбанапалу двух захваченных им в плен киммерийских вождей. Около г. Андариа, начальник области или туртан Урарту, напал на город Куллимери, но в происшедшем ночном бою был отброшен верными Ашшурбанапалу жителями этого города.

Сам Андариа был убит в этом сражении, а его голову победители доставили в Ниневию. Используя продвижение киммерийцев вглубь Малой Азии , что представляло значительную угрозу как для ближайших соседей — Табала и Хилакку Киликии , так и для более удалённых западных областей Малой Азии, Ассирия смогла добиться признания своего господства «мирным» путём от Мугаллу, царя Табала, и Сандашарме, царя Хилакку.

Оба царя около года до н. Талтаману вторгся в Египет и прошёл до Дельты, не встретив сопротивления. Подойдя к Мемфису , он осадил находящийся там ассирийский гарнизон. Правитель Саиса Нехо I выступил на стороне Ассирии и двинулся к осаждённому Мемфису на бой с кушитами, но был, вероятно, разбит и погиб.

Его сын Псамметих ассир. Пишамилку бежал в Ассирию. Мемфис был взят. Танутамон вступил в Дельту, но ливийские царьки Дельты засели в своих хорошо укреплённых городах и не пожелали выйти на бой с ним. Убедившись в бесперспективности длительной осады, Танутамон вернулся в Мемфис.

Однако военная демонстрация мощи Куша и запаздывание возмездия со стороны Ассирии сыграли свою роль. Князья Дельты во главе с Пакруром из Пер-Сопда прибыли в Мемфис, чтобы выразить покорность Танутамону и уплатить дань. Танутамон был провозглашён царём Верхнего и Нижнего Египта. Под влиянием этой победы вновь заволновалась Финикия , где царь Тира Баал и царь Арвада Йакинлу попытались сбросить ассирийское иго.

Между тем Псамметих был тепло принят в Ассирии и во главе огромного войска в г. Танутамон потерпел поражение от ассирийцев у стен Мемфиса и отступил в Фивы. После этого положение в Нижнем Египте коренным образом изменилось в пользу Ассирии.

Все правители Дельты выразили покорность Ашшурбанапалу. Ассирийские войска смогли теперь развить наступление на юг. Фивы перешли в руки ассирийцев и были жестоко разграблены. Серебро, золото, драгоценные камни, имущество дворца, два литых обелиска из электрума сплав золота и серебра весом талантов 75,75 т , стоявших у входа в храм, кони и пленники составили трофеи победителей.

С огромной добычей ассирийцы возвратились в Ниневию. Около года до н. Город лишился пресной воды и его защитники пили только морскую. Блокада оказалась слишком тяжелой для населения. Убедившись в том, что дальнейшее сопротивление бессмысленно, царь Тира Баал I направил своего сына Йахимилка к Ашшурбанапалу просить пощады.

Вместе с сыном он послал для гарема ассирийского царя свою дочь и дочерей своих братьев с богатым приданым. Ашшурбанапал, справедливо полагая, что лучше иметь царя богатейшего города в союзниках, простил Баала и даже вернул ему его сына-заложника. Таким образом, Баал I отделался данью.

Лишившись союзника, покорился и царь Арвада Йакинлу и тоже послал Ашшурбанапалу свою дочь в гарем. Войска «начальника глав» высшая воинская должность в Ассирии после туртана , последняя должность при Ашшурбанапале, по-видимому, не замещалась Набу-шарр-уцура «Набу, храни царя» перевалили через Загрос.

Царь маннеев Ахсери пытался напасть на них и уничтожить во время ночёвки, но это ему не удалось, маннейские войска были отброшены. Ассирийцы заняли 8 крепостей между южной границей Манны и её столицей Изирту. Ахсери перенёс свою резиденцию из находившейся под угрозой Изирту в крепость Ишштатту.


Художник Теодор Жерико прожил короткую жизнь — всего 33 года. Из них на творчество было отпущено лишь полтора десятилетия, но и за этот срок он успел столько, сколько иной творец не успевает и за Его гибель стала огромной потерей для искусства — он был основоположником революционного романтизма в живописи и отразил в полотнах весь накал страстей своего века.

Жан Луи Андре Теодор Жерико родился в году в Руане, в семье зажиточных буржуа, но большую часть жизнь провел в Париже. Отец принадлежал к нормандской знати и владел табачными плантациями в южной части страны, а мать происходила из уважаемого купеческого рода.

Она рано умерла, и Жоржу-Никола Жерико пришлось полностью взять на себя воспитание сына. Юные годы будущего художника пришлись на период Великой Французской революции, однако бурные события тех лет обошли его родителей стороной. Как отпрыск знатного семейства Теодор должен был получить достойное образование и пройти военную службу.

Он учился в пансионе и окончил Императорский лицей. Мальчик много общался с дядей. Жан-Батист Каруэль собирал картины голландских и фламандских мастеров, часто брал Теодора в музей и поощрял его увлечение живописью. Он оказал сильное влияние на формирование вкусов и предпочтений художника — в течение всей карьеры Жерико считал работы фламандцев эталонными и тяготел к батальному жанру.

В те годы во Франции был в моде стиль ампир, но это направление с его тяжеловесными чертами не нравилось Теодору. В году он начал учиться у Карла Верне, считавшегося тогда признанным мастером батальных сцен, и под руководством учителя создал первые работы на военную тему.

Из раннего периода творчества сохранилось множество набросков и эскизов со сценами битв и изображением обожаемых художником лошадей. Юный Теодор сдружился с сыном Верне Орасом. Вместе с учителем и другом он ходил в Лувр, цирк Франкони, посещал конные заводы и манежи.

В мастерской Карла Жерико провел 2 года, после чего перешел в обучение к Пьеру Герену, одному из основоположников романтического направления в искусстве. Тот вкладывал в образование своих подопечных довольно мало усилий, но именно там манера письма Жерико сформировалась окончательно.

С Гереном он сохранял связь и в последующие годы, часто заходил в гости, приглашал посмотреть на свои труды. Кроме того, в его доме Теодор познакомился с Эженом Делакруа , который потом стал близким другом и советчиком. Вскоре Теодор почувствовал себя готовым к самостоятельному творчеству.

С годов сохранилось 50 этюдов обнаженной натуры, в которых впервые проявился стиль мастера — неожиданная игра света и тени, драматизм и напряжение, энергичная манера письма. В году Жерико представил на суд публики картину «Портрет лейтенанта М.

Позже он выставлялся под другим названием — «Офицер конных егерей императорской гвардии, идущий в атаку». На нем художник изобразил воина в разгар битвы: белый конь встал на дыбы, персонаж смотрит назад, держа в руке обнаженную саблю. Картина стала результатом напряженного труда: к ней сохранилось 20 эскизов, и известно, что это только малая часть попыток.

После «Офицера…» Теодор Жерико стал известен в профессиональной среде. Успех батального полотна подтолкнул его к созданию серии картин, но его интересовали не столько красочные парады и битвы, сколько передача духа времени через изображения офицеров и солдат. Работы не были официальными заказами, поэтому Жерико чувствовал себя свободно и смог вложить в них свое видение.

Очевидно, что они писались с конкретных людей, но Теодор постарался избежать упора на индивидуальность, стремясь передать лишь общие черты. Новые творения были представлены в салоне в году, уже после поражения Наполеона , и стали напоминанием об уходящей эпохе. На выставке среди прочих картин, авторы которых выбрали нейтральные темы, его серия смотрелась не слишком выгодно.

Успех дебютной работы повторить не удалось — искусствоведы либо проигнорировали труды Жерико, либо отозвались о них в неодобрительных выражениях. Самая известная работа серии «Раненый кирасир, покидающий поле боя» подверглась критике за тяжелый колорит, небрежность и дисгармоничность.

После творческой неудачи молодой художник решил изменить свою жизнь, причем весьма неожиданным образом. Даже авторы официальных биографий не могут пояснить, чем он тогда руководствовался в своих поступках. К удивлению друзей и близких, Теодор, до этого сторонившийся военной службы, поступил в мушкетерскую роту.

Ему довелось сопровождать до границы Людовика XVIII, спасавшегося бегством во время Ста дней, после чего самому Жерико пришлось перебираться в Нормандию, притворившись крестьянином. Там художник остался до середины года и вернулся к творчеству, начав перерабатывать полученные впечатления в новые картины.

Как и многим творцам того времени, Жерико хотелось посетить Италию, которая считалась колыбелью живописных традиций. Денег на поездку не хватало, но вскоре подвернулась возможность заработать росписью стен дома в Вилле-Котре. Он уехал в Италию спешно и в смятенном состоянии духа, причиной стали неурядицы в личной жизни.

Художник провел в другой стране год, который впоследствии охарактеризовал как «грустный и несчастный». С творческой точки зрения время прошло продуктивно: Жерико посетил достопримечательности, написал несколько пейзажей, зарисовал знаменитые фрески в Санта Мария Новелла и обзавелся новыми друзьями и полезными знакомствами, но жажда чего-то эпического и масштабного так и осталась неутоленной.

Из Италии Теодор привез идею картины «Плот «Медузы», посвященной трагическому эпизоду в истории французского флота — гибели фрегата у Канарских островов. К созданию своего шедевра художник подошел со всей основательностью: собрал свидетельства, нашел и расспросил очевидцев, прочел книгу о событии.

В это время он часто посещал набережные для написания этюдов неба и моря, а также больничные морги, чтобы лучше изобразить на картине мертвые головы, и даже создал у себя в ателье нечто вроде анатомического театра. С одной стороны, это было очевидно гениальное произведение, точно передавшее драматизм ситуации.

С другой, ряд искусствоведов отметил в полотне неестественность поз, излишнюю патетику и холодность красок. В году художник съездил в Англию, где поселился в семье Адама Элмора, торговца лошадьми. Под его влиянием он вернулся к любимой теме и написал работу «Скачки в Эпсоме», где изобразил 4-х наездников на фоне зелени бегового поля и мрачных грозовых облаков.

Это одна из его немногих полноценных картин того времени, когда Жерико отдавал предпочтение гравюрам и акварели. Последние годы художника отмечены несколькими портретами, отчетливо продемонстрировавшими его подавленное состояние: «Умалишенный, воображающий себя полководцем», «Сумасшедшая старуха».

Эти портреты считаются вершиной французской живописи XIX столетия, но, кроме мастерства исполнения, они поражают зрителя своим драматизмом и отчаянием. О любовных увлечениях художника известно немного. Он так и не женился, а из детей у него был только внебрачный сын, плод кратковременной связи с женой дяди, Александриной Модест Карюэль.

Роман не принес Жерико счастья, напротив, породил только чувство глубокого стыда и раскаяния. Родившегося ребенка пришлось отдать в приют, его мать спешно покинула Париж, а художник в знак скорби обрил голову и заперся в мастерской. Когда у Теодора появился шанс уехать в Италию, он устремился туда в поисках душевного покоя, но личную драму переживал до конца дней.

Художнику было всего 33 года, но его физическое здоровье стремительно ухудшалось. Помимо болезней, состояние усугубили травмы, полученные во время верховых прогулок. Причина его смерти точно не известна, по одной из версий, ею стало очередное падение с лошади - Жерико получил сильный удар в висок.

Мастер скончался в Париже 26 января года. Его работы хранятся в музеях Лувра и Руана, несколько картин есть и в собрании Эрмитажа. Смотреть всю галерею. О знаменитости. Весы Кто родился в этот день? Руан, Франция. Автор: Александр Неверов. Нашли опечатку? Помогите исправить её! Получайте еженедельно свежие новости.

Шоу-Бизнес Общество Наука Факты. Политика Экономика Происшествия Путешествия. О проекте. Мы в соцсетях:. Использование материалов, авторские права на которые принадлежат 24smi. Редакция не несет ответственности за достоверность информации, содержащейся в рекламных объявлениях.

№7. МЕСОПОТАМИЯ. ИСКУССТВО АССИРИИ. АШШУРНАЦИРАПАЛ II. ART FOR ART AND ART

Поделиться:

Leave a Reply